Классика

Глава, в которой разрешается не любить Толстого и не понимать Диккенса — Галина Юзефович

Глава, в которой разрешается не любить Толстого и не понимать Диккенса — Галина Юзефович

Откуда берется убеждение, что великая литература делает нас лучше, почему заставлять детей читать «Каштанку» – бесчеловечно и как Толкин (совершенно случайно) стал классикой.
В избранное

Достоевский как ветхозаветный пророк — Владимир Кантор

Достоевский как ветхозаветный пророк — Владимир Кантор

В своем докладе профессор Кантор исходит из того, что русская литература была в высшей степени пророчественная. Из русских писателей таковым можно назвать, прежде всего, Достоевского.  Пророк – это посланец Бога, пришедший показать своему народу его пороки. Именно это и делал в своих романах Достоевский, призывая народ к лечению христианством. Пророков, как известно, побивали камнями. И Достоевский далеко не сразу был осознан как великий учитель. Пророчество требует большого исторического времени, чтобы быть усвоенным.  Лектор – Владимир Кантор, писатель, доктор философских наук, ординарный профессор, заведующий Международной лабораторией исследований русско-европейского интеллектуального диалога НИУ ВШЭ, автор нескольких десятков монографий и книг прозы.
В избранное

Каторжная жизнь. Диагнозы Чехова и публицистов его времени — Елена Пенская

Каторжная жизнь. Диагнозы Чехова и публицистов его времени — Елена Пенская

Уникальным «миром» назвал русскую каторгу XIX века Ф.М. Достоевский в «Записках из Мертвого дома», где сказано, что в остроге «был свой особый мир, ни на что более не похожий, тут были свои особые законы, свои костюмы, свои нравы и обычаи, и заживо Мертвый дом, жизнь – как нигде, и люди особенные». «Морфология» каторги и ссылки как метка российской реальности, «страшный опыт» XX века – эти темы будут обсуждаться на примере таких крупных текстов, как чеховский «Остров Сахалин», «Каторга» В.М. Дорошевича и др.  Лектор – доктор филологических наук, профессор, декан факультета филологии НИУ ВШЭ Елена Пенская.
В избранное

Николай Гумилев на фоне Серебряного века — Аполлон Давидсон

Николай Гумилев на фоне Серебряного века — Аполлон Давидсон

Николай Гумилев – не только один из лучших поэтов Серебряного века, но и путешественник, исследователь Африки. И воин – участник Первой мировой войны, награжденный боевыми орденами. Организатор петербургского Цеха поэтов и кружков молодых поэтов, его учеников. Переводил стихи известных западных поэтов.  В 1921 году обвинен в антисоветском заговоре и расстрелян. До весны 1986 года его имя было под запретом.  Лектор – академик РАН, ординарный профессор НИУ ВШЭ Аполлон Борисович Давидсон, автор трех книг о Гумилеве и Серебряном веке. Он не только собирал опубликованные и архивные сведения, но и беседовал с Ахматовой, Одоевцевой, Берберовой, Рождественским.
В избранное

Как, когда и почему Иван Андреевич Крылов стал «дедушкой Крыловым»? — Екатерина Лямина

Как, когда и почему Иван Андреевич Крылов стал «дедушкой Крыловым»? — Екатерина Лямина

В чем уникальность биографии Крылова? Как он, человек без семьи, стал дедушкой? Что подавалось на его юбилейном обеде и кто его поздравлял? Почему он первым из литераторов удостоился памятника в столице Российской империи? Почему именно его басни до сих пор учат в школе наизусть?   Лектор – Екатерина Лямина, кандидат филологических наук, ведущий научный сотрудник Государственного архива Российской Федерации, профессор школы филологии факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ.
В избранное

«Двойные мысли» и психологические открытия Ф.М. Достоевского — Елена Пенская

«Двойные мысли» и психологические открытия Ф.М. Достоевского — Елена Пенская

Профессор Пенская расскажет о «двойных мыслях» Достоевского – наиболее простом выражении того, как герои скрывают от себя то, что на самом деле уже знают и видят. Читательские прозрения, психологические открытия, столкновение несовместимых пластов: дневники, журналистика, художественная проза.  Кроме того, лектор уделит внимание феномену, который можно назвать «рожденные Достоевским», ведь Федор Михайлович в значительной степени повлиял на русское поэтическое сознание 1900-1940-х годов.   В нем Совесть сделалась пророком и поэтом,    И Карамазовы и бесы жили в нем, –    Но что для нас теперь сияет мягким светом,    То было для него мучительным огнем.     И.Ф. Анненский     Тоскуя в мире, как в аду,    уродлив, судорожно-светел,    в своем пророческом бреду    он век наш бедственный наметил.     В.В. Набоков    Лектор – Пенская Елена Наумовна, доктор филологических наук, профессор, руководитель Школы филологии факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ.
В избранное

Тоска по бытию: Чехов и Платонов — Владимир Порус

Тоска по бытию: Чехов и Платонов — Владимир Порус

Тоска – важнейшая бытийная характеристика культурного кризиса. Лектор проиллюстрирует это, сравнив произведения А.П. Чехова и А.П. Платонова. Тоска чеховских персонажей – это мироощущение людей, живущих в канун катастрофы – «у края культуры». А тоска героев Платонова – реакция на культурную катастрофу, на подавление жизни «идеями», претендующими на абсолютную власть над людьми.  Способен ли современный человек ощутить тоску, подобную той, какая владеет чеховскими и платоновскими персонажами? Близки ли его душе их переживания? Обсудить эти и другие вопросы можно будет в ходе лекции, задав вопросы непосредственно лектору.   Лектор – доктор философских наук, профессор, руководитель Школы философии НИУВШЭ Владимир Натанович Порус.
В избранное

Чем жизни путешествие короче, вокзальная милее суета — Елена Пенская

Чем жизни путешествие короче, вокзальная милее суета — Елена Пенская

Речь пойдет о том, как выглядела литературная география русских путешествий за границу – послереволюционных, довоенных, времен оттепели, перестроечных; как менялись оптика и способы описания «другой земли или другой страны». Путешествие добровольное или изгнание… Этот вопрос также будет обсуждаться в связи с темой русской эмиграции, особенно остро и болезненно осознанной в XX веке.  Лектор – Пенская Елена Наумовна, доктор филологических наук, профессор, руководитель Школы филологии факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ.
В избранное

Имперский либерализм, или Правда Михаила Каткова versus русское общество — Владимир Кантор

Имперский либерализм, или Правда Михаила Каткова versus русское общество — Владимир Кантор

Русский либерализм в девятнадцатом веке был тесно связан с государством, ибо возник в результате тех европейских свобод, которые дает власть. Как писал Пушкин, правительство – единственный европеец в России.  Один из самых ярких мыслителей и деятелей либерального круга – Михаил Катков. Начав вместе с Белинским, пережив знаменитый семилетний период репрессий, с началом царствования Александра Второго он возвращается в литературу, издает самый знаменитый журнал тех лет «Русский вестник», в котором печатались лучшие русские писатели, пропагандирует классические гимназии, чтобы создать слой истинно европейских русских людей. Но от просвещенного либерализма, он – для защиты либерализма – переходит к активной защите империи.   Лектор – Владимир Кантор, писатель, доктор философских наук, ординарный профессор, заведующий Международной лабораторией исследований русско-европейского интеллектуального диалога НИУ ВШЭ, автор нескольких десятков монографий и книг прозы.
В избранное

Безумие в русской культуре и литературе первой половины XIX века — Михаил Велижев

Безумие в русской культуре и литературе первой половины XIX века — Михаил Велижев

Михаил Велижев
Понятийная система русского языка XIX века, на первый взгляд, не содержит никаких секретов и чрезвычайно близка сегодняшнему словоупотреблению. Между тем зачастую оказывается, что привычные для нашего слуха категории в прошлом имели совсем иное значение, связывались с социальными и литературными практиками, не имеющими аналогов в современной культуре. Одному такому понятию и посвящена настоящая лекция. Лектор расскажет о том, какие литературные и политические ассоциации могли возникать у русского образованного человека первой половины XIX века в тот момент, когда он сталкивался с концептом «безумие» (как, например, в случае с комедией Грибоедова «Горе от ума» или приговором Чаадаеву 1836 года).  Лектор – Михаил Велижев, PhD, кандидат филологических наук, профессор факультета гуманитарных наук, преподаватель школы филологии НИУ ВШЭ.
В избранное

В лесах (часть первая) — Павел Мельников-Печерский

В лесах (часть первая) — Павел Мельников-Печерский

Людмила Солоха
Манящие лесные дали Заволжья, скрывающие в своих урочищах раскольничьи скиты с их потаенной жизнью. Вольно текущая Волга… Настоящая, исконная, старозаветная Русь, буйная в веселье, безудержная в грехах, истовая в раскаянии. Всему здесь найдется место – и пьянству, и легкости нравов, и изуверству. Но тем ярче живым, чистым блеском сияет настоящая любовь, подлинная вера, красота человеческой души.
В избранное

Криворожье — Александр Эртель

Криворожье — Александр Эртель

Сидоров Александр
«– А поедемте-ка мы с вами в Криворожье, – сказал мне однажды сосед мой, Семен Андреич Гундриков, – есть там у меня мельник знакомый, человек, я вам скажу, скотоподобнейший! Так вот к мельнику к этому…»
В избранное

Самородок — Дмитрий Мамин-Сибиряк

Самородок — Дмитрий Мамин-Сибиряк

Юлия Жиденева
«…Знаете ли вы, что происходит, когда останавливается паровая машина, водяное колесо перестает вертеться и тысячи колес, валов и шестерен безмолвствуют? Недавний трудовой гул громадной производительной силы сменяется мертвой тишиной, похолодевшие горны печей смотрят раскрытой черной пастью, бесконечные приводы бессильно висят на своих местах, как тяжелая паутина какого-то спрятавшегося гиганта-паука, и вас охватывает ужас смерти именно здесь, под этими высокими закоптелыми сводами, где даже камни вздрагивали от грузной работы машин, а веселое пламя вырывалось из горнов снопами ослепительных искр, и темными клубами день и ночь валил черный дым из заводских высоких труб…»
В избранное

Безвременье — Влас Дорошевич

Безвременье — Влас Дорошевич

Иван Литвинов
Дорошевич вошел в историю литературы под именем «короля фельетонов». Его фельетон соединил элементы публицистики, сатирического и лирического репортажа. Дорошевич придал массовому газетному жанру художественность.  © Storysidе
В избранное

Маленькие трагедии в исполнении Дмитрия Быкова + Лекция Быкова Дмитрия — Александр Пушкин

Маленькие трагедии в исполнении Дмитрия Быкова + Лекция Быкова Дмитрия — Александр Пушкин

Дмитрий Быков
Вашему вниманию предлагаются «Маленькие трагедии» Александра Сергеевича Пушкина  в исполнении Дмитрия Быкова .  В аудиокнигу также включена  лекция  – увлекательный рассказ  Дмитрия Быкова  о прочитанных произведениях.
В избранное

Деревенский гипнотизм — Александр Амфитеатров

Деревенский гипнотизм — Александр Амфитеатров

Казмировский Евгений
«Лето 188* года я провел на Оке, в имении Хомутовке, в гостях у приятеля-помещика. Звали его Василием Пантелеичем Мерезовым. Он был много старше меня годами и опытом. Когда-то предполагал иметь порядочное состояние. Но половина последнего погибла, потому что Мерезов не занимался хозяйством, а другая половина – потому что Мерезов стал заниматься хозяйством…»
В избранное

Петушков — Иван Тургенев

Петушков — Иван Тургенев

Юрченко Сергей
После выхода в свет книжки «Современника» с новой повестью Тургенева Некрасов писал ему: «Недавно напечатали мы Вашу повесть „Петушков“, повесть эта хороша и отличается строгой выдержанностью – это мнение всех, с кем я о ней говорил. Мне она и прежде очень нравилась, и я очень рад, что не ошибся в ней». В.В. Виноградов отмечал, что в «Петушкове» «гоголевский элемент играет гораздо бо́льшую роль», чем в других произведениях Тургенева, написанных в это же время. «Стиль рассказа „Петушков“ сложен. В нем объединились и специфические качества индивидуального стиля Тургенева – индивидуальные ростки, пробивающиеся через толщу установившейся к середине 40-х годов общей системы „натурального“ изображения, и своеобразно отобранные приемы гоголевского стиля, и новые принципы речевой характеристики персонажа и его речеведения, выдвинутые Ф. М. Достоевским…»
В избранное

Музыкант — Тарас Шевченко

Музыкант — Тарас Шевченко

Александр Бордуков
Очень часто, читая то или иное литературное произведение, мы не задумываемся о том, кем был его автор. А ведь порой бывает так, что биография писателя достойна отдельного упоминания или даже издания, настолько она необычна и сложна. Один из ярких примеров подобного утверждения- Тарас Григорьевич Шевченко. Сын крепостного крестьянина, он сумел выбиться в люди, блестяще окончил Академию художеств, стал любимым в народе поэтом и писателем, известным художником. Казалось, все трудности остались позади, но к сожалению, это было не так. Повесть «Музыкант» во многом автобиографична и рассказывает о непростой судьбе самого Тараса Шевченко.  Также не пропустите аудиокнигу Тараса Шевченко «Художник» и Сборник «Классика украинского рассказа».   ©&℗ ИП Воробьев   ©&℗ ИД СОЮЗ
В избранное